О том, как праздновали пасху в советские времена

29 апреля 2013 -

Сегодня Светлое Христово воскресенье празднуется всенародно и открыто. Но так было не всегда. В советские времена верующие вынуждены были собираться тайно, дабы избежать арестов и гонений. О том, как праздновали Пасху в период атеизма в нашей стране, рассказывает непосредственный участник событий – Сергей Михайлович Повстяной.

Тот, кто вырос в советское время, наверняка помнит отношение государства к религии.

Прямого запрета ходить в церковь не было, однако, тех, кого замечали в «богомольстве», могли наказать по пионерской, комсомольской или партийной линии. В школе строго предупреждали о недопустимости появления в среде верующих, грозили исключением и испорченной характеристикой. Степень гонения варьировалась в зависимости от ревности местных партийцев. Помнятся ночные патрули дружинников и комсомольцев-активистов вокруг церквей накануне Пасхи, а также особо циничные развлекательные программы по телевизору в пасхальную ночь для отвлечения от «чуждых ритуалов».

Однако это не мешало собираться верующим и чтить светлый праздник. О том, как отмечали Пасху христиане веры евангельской в советское время, рассказывает Сергей Михайлович Повстяной, пастор церкви «Вифания» г. Ейска.

«Мы всегда с особенным благоговением готовились к этому празднику. Как правило, в пятницу был общецерковный пост, молитва. В четверг – хлебопреломление. В проповедях вспоминали крестные страдания Иисуса Христа, исповедовались, очищали сердца. Мы понимали, что к Пасхе важно не только в доме все убрать, окна помыть и куличи напечь, но душу свою приготовить, соединиться сердцем с Господом. И рано-рано, перед рассветом, часам к четырем утра, незаметно для посторонних являлись на собрание в какой-нибудь частный дом. Приходили семьями, обязательно со всеми детьми, даже самыми маленькими.

В доме уже все было приготовлено к служению, полы почему-то устланы свежей мятой, что придавало празднику какой-то незабываемый колорит.

Проповедник зачитывал 15 главу 1 Послания Коринфянам: «Кто говорит, что Христос не воскрес? Если Он не воскрес, то и вера наша тщетна». После чего мы все вместе пели торжественные христианские гимны, прославляли Бога. И, несмотря на то, что в помещении было невыносимо тесно, дух наш наполнялся радостью и сознанием сопричастности к великому событию. На таких собраниях мы получали силу от Господа идти за Ним, так сказать, «плыть против течения» в коммунистическом государстве.

ВАЖНО БЫЛО СОХРАНИТЬ ВЕРУ

Сегодня трудно себе представить, что когда-то в нашей стране нужно было тайно посещать церковь, рисковать своей свободой и сознательно избирать путь изгоев общества. Но в то время нам важно было выстоять, сохранить веру и не сдаться под натиском атеистической партийной машины.

Притеснения со стороны властей касались не только празднования Пасхи, но и в целом нашего стремления жить по вере во Христа. Например, в силу своих убеждений я не носил пионерский галстук, из-за чего подвергался сильному давлению в школе и со стороны учителей, и со стороны сверстников. Но пойти на компромисс я не мог: перед моими глазами был пример родителей, дедушки, бабушки и многих других верных своим убеждениям христиан.

ОНИ ШЛИ ВПЕРЕДИ НАС

Кстати, пятидесятническая община в станице Ленинградской, откуда я родом, выросла через проповедь Евангелия моей бабушки. Бабушка приняла крещение в 1939 году и, вопреки запретам и опасности попасть за решетку, рассказывала людям о Христе. На момент, когда мне исполнилось двадцать лет, нашу церковь уже посещало 150 человек (вместе с детьми). Она считалась тогда одной из самых больших церквей в крае.

Ближайшие родственники моей жены пострадали за веру: двум ее дядям и бабушке давали по двадцать пять лет тюрьмы, но через семь лет они освободились по амнистии. При Сталине евангельских верующих арестовывали тысячами, бросали в тюрьмы, били, морили голодом. Но христиане не сдались и Христа не предали. Цену платили в то время серьезную.

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ СУД

И у нас в станице Ленинградской власти преследовали церковь. Хорошо помню показательный суд, который устроили коммунисты в 1962 году. Собрали всех сельчан, и пред ними поставили верующих. Нас, детей, заставили там присутствовать в качестве свидетелей того, как над нами издеваются «сектанты-родители». Говорили всем, что нас голодом морят, а потом в жертву приносят. Конечно, это выглядело так глупо и надуманно, что многие здравомыслящие люди просто отказывались там присутствовать. Тем не менее, в результате суда, нашего пресвитера приговорили к полутора годам лишения свободы, помощника дьякона – к году, еще одного христианина – к шести месяцам тюрьмы.

Несмотря на такое давление со стороны КГБ, церковь с постоянством продолжала проводить богослужения.

КАК ПРОХОДИЛИ БОГОСЛУЖЕНИЯ

Когда были особо сильные гонения, мы собирались тайно по домам. Нас в общине было более ста человек, и для того, чтобы меньше привлекать внимание, мы распределялись на 6-7 домов.

С утра в воскресенье комсомольцы приезжали с громкоговорителем, становились на углу и смотрели – идут ли сектанты на собрание. А мы, пацаны, гуляли возле тех машин, но не просто гуляли, а наблюдали за обстановкой. Как только машины с комсомольцами уезжали, я должен был обежать 5-6 семей и всем сказать, где пройдет собрание. В это время верующие сидели дома, одетые, готовые идти на богослужение, и ждали сигнала. Никто, кроме меня, не знал, где собираемся. Конечно, мне, мальчишке, было интересно и радостно выполнять такую почетную миссию.

Иногда соседи на нас все-таки доносили. Хорошо, что в то время не было сотовых телефонов, да и никаких телефонов вообще. Поэтому мы почти всегда успевали сориентироваться. Например, кто-то из детей постарше дежурил на улице во время собрания. Увидев проверяющих, мальчишки оббегали дом с обратной стороны и ждали у окна. Пока незваные гости шли через коридор в зал, протискиваясь через толпу верующих, кто-то уже успевал передать мальчишкам в форточку песенники и Библии – самую большую драгоценность того времени. На всю церковь тогда имелось всего три-пять Библий и, конечно, их хранили, как зеницу ока.

ЦЕРКОВЬ РОСЛА

Вопреки гонениям со стороны властей, наша община росла, и в завет с Богом вступали все новые люди. Крещение принимали в одиннадцать ночи летом, на речке. В темноте нас шепотом спрашивали:

– Веруешь ли, что Христос есть Сын Божий?

И так же шепотом крещаемые отвечали:

– Верую!

– Обещаешь служить Богу доброй совестью?

– Обещаю!

И крещаемый погружался в воду. Но если вдруг какая-то информация об этом событии смогла просочиться, – значит, всем участникам грозила тюрьма.

Все верующие юноши, подрастая, готовились посетить «места не столь отдаленные». Никто этого не боялся, мы просто знали, что такова наша судьба.

ВЫБОР В ПОЛЬЗУ БОГА

Вступая в завет с Богом, принимая водное крещение, мы ясно давали себе отчет в том, что можем потерять в этой жизни все, попасть в заключение и даже умереть за Христа. И уже тогда делали серьезный выбор в пользу Господа.

Никогда не стеснялись того, что мы верующие. Наоборот, даже гордились этим. Соседские мальчишки били нас нещадно только за то, что мы «сектанты». Но мы тоже не оставались в долгу: сражались до крови – христиане против безбожников. Все это закалило наш характер.

ЖИЗНЕННЫЕ УРОКИ ПРИГОДИЛИСЬ

В дальнейшем жизненные уроки, полученные в юности, мне очень пригодились. Например, меня трижды выгоняли с работы по звонку из КГБ. Первый раз я, окончив техникум, работал на стройке в качестве мастера. Работал старательно, планы перевыполнял. Однажды меня вызывает начальство и ставит пред выбором:

– Предлагаем тебе хорошую перспективу и повышение в должности, только при одном условии: ты должен отказаться от своей веры. Мы строим общество, в котором «сектантам» места нет.

– От своей веры я не откажусь никогда и ни при каких условиях, – ответил я.

– Тогда тебе придется уволиться, – рассердился начальник.

После этого я еще дважды был уволен подобным образом. В конце концов, устроился сторожем, а в свободное время строил частные кирпичные дома. Бог благословил меня заработком так, что я построил большой двухэтажный дом и для себя, вырастил пятерых детей. При этом моя семья никогда не знала нужды.
Я удивляюсь нынешним христианам: если у них вдруг не ладится с работой, то такая истерика начинается! А где же упование на Бога? Да нас вообще тогда за людей не считали! «Ты никто и зовут тебя никак» – говорили... А мы радовались уже тому, что на свободе и что Христа не предали, не пошли ни на какие компромиссы.

Вот так был пройден этот нелегкий путь. Теперь мы знаем цену посвящения и цену той награде, которую получим от Господа.

Подготовила Татьяна АРЧИБАСОВА

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1722 просмотра


← Назад